Новости и публикации /
Диагональный мир: Ерыдаг. Чемпионат России по альпинизму
На этом чемпионате больше всего запомнилось три момента. Самое первое яркое впечатление - сама стена. Команда Красноярска не так давно была в Норвегии, где делала зимний первопроход по стене Троллей, так вот тогда они сказали, что Троллей даже в подметки не годится Ерыдагу. Правда потом уже стена не казалась такой страшной, но первые пару дней мы жили только этим впечатлением. Следующее воспоминание - это...

Автобус как раз остановился напротив самой высокой ее части (как потом оказалось) и в этот момент на некоторое время ветер раздул облака. Причем так, что видно было только среднюю и верхнюю часть стены, а ее основание так и оставалось в облаках. Ущелье, которое разделяет стену и дорогу, очень глубокое и оно тоже было заполнено облаками. Поэтому всем (мы ехали вместе с командой г. Красноярска) показалось, что стена ну просто ОГРОМНАЯ. Поскольку не было видно где она начинается, то казалось, что ее основание лежит где-то на дне ущелья, а чтобы увидеть верхнюю часть приходилось закидывать голову назад, как будто пытаешься увидеть крышу небоскреба стоя у его подъезда. Стена была вся мокрая от дождей, по ней всюду бежали водопады. Два водопада были метров по 400, нам не было видно где они заканчиваются, а начинались они с самой верхней части горы. Сначала было непонятно, откуда столько воды на вершине, но потом все прояснилось.


На этом чемпионате больше всего запомнилось три момента. Самое первое яркое впечатление - сама стена. Потом она уже не казалась нам чем-то необычным, но когда мы ее увидели в первый раз... Дорога до базового лагеря идет вдоль стены (ее длина около 14 км) по другой стороне ущелья. Когда мы забрасывались туда на автобусе облака стояли очень низко и гору не было видно. Нам не было даже видно куда мы едем, поэтому ЕЕ появление было очень неожиданным.

Ярко выраженной вершины Ерыдаг не имеет - ты заканчиваешь лезть стену и перед тобой открывается огромное снежное плато. Этот снег тает и огромными водопадами стекает по стене. В общем пока облака опять все не затянули мы все стояли разинув рот. Никто толком не мог ничего сказать, а слышалось только "е-мое" и "ни фига себе". Команда Красноярска не так давно была в Норвегии, где делала зимний первопроход по стене Троллей, так вот тогда они сказали, что Троллей даже в подметки не годится Ерыдагу. Правда потом уже стена не казалась такой страшной, но первые пару дней мы жили только этим впечатлением.

Сергей Кофанов на стене Ерыдаг

Следующее яркое воспоминание - то как нас встречал лагерь после первого маршрута. Маршрут был самым сложным в районе, пройден был всего один раз и первоначально был классифицирован как 6Б кат. тр. Рейтинг он имел просто несусветный - можно было просто пролезть его, а на втором этапе (по правилам надо совершить два восхождения) выбрать какой-нибудь простой маршрут с малым рейтингом и при этом оказаться в призерах. Все команды ходили и облизывались - понятно, что кто займет его первый - тот и победит, или будет претендовать на победу. Все решала жеребьевка - кто вытянет первый номер, тот имеет право первый выбирать маршрут. Первый номер вытянула команда г. Магнитогорска, но они заявили второй по рейтингу маршрут Голощапова. Второй номер вытянула команда славного города Питера. Немного подумав они все-таки заявили маршрут Воронина, имеющий наивысший рейтинг. Многие команды их отговаривали, считая что им не по силам совершить этот подвиг, но ребята не поддались на уговоры. Что касается команд-лидеров - нас, красноярцев и ангарцев - то нам достались последние номера, причем нашей команде достался самый последний. Все рейтинговые маршруты были уже заняты, оставались либо очень простые, либо надо было вставать в очередь за какой-нибудь другой командой и ждать пока она освободит маршрут. Это тоже очень рискованно, поскольку можно потом не успеть на второй маршрут. Короче, мы приуныли и стали считать варианты, при которых мы можем побороться хотя бы за третье место. Вариантов было немного и мы встали в очередь за красноярцами на маршрут Щедрина.

Сергей Кофанов на стене Ерыдаг

На следующий день сделали заброску и в этот же день НАЧАЛОСЬ... Сначала срыв у питерской команды - перелом ноги у Оруджева. Спустили парня вниз. Затем московская команда, схватив холодную и провисев целую ночь в системах, решила отказаться от участия. У махачкалинцев срыв - перелом плеча. Маршруты стали освобождаться через каждые 6 часов - выбирай не хочу. Но мы естественно были нацелены только на маршрут Воронина. После срыва Оруджева никто не захотел на него перезаявляться и мы стали полноправными его хозяевами. Теперь мы уже боролись только за первое место. Вначале скорость продвижения по маршруту была просто сумасшедшая - даже планировали сначала проскочить всего за два дня. Но в верхней части начались карнизы и нависания - темп резко упал. За второй день прошли всего четыре веревки. Перенесли платформу на верхнюю станцию и тут началась непогода. Все команды уже закончили прохождение своих маршрутов (мы стартовали последними в связи со всеми перезаявками и спасами) и сидели внизу в палатках, а нам на стене было просто СТРАШНО. В тот день пришла сильная гроза, которая перешла потом в снежный заряд. В этот день работали мы с Женей Новосельцевым. С утра неохота было вылезать из платформы - шел пока что только небольшой дождь. Но все-таки решено было продолжить работу на стене. Не успели мы с Женей обработать и полверевки, как дождь усилился и начал валить снег. Маршрут как раз проходил по огромному "камину" - щель в стене от 0,5 до 2 метров шириной и глубиной метров 20. Первый раз такое увидел - это бывает только в известняках. Одну веревку обработал Женя, одну - я. Оба были насквозь мокрые, грязные. В "камине" по стенам бегут ручьи, поднимаешь лицо - вода льется прямо на него и затекает под куртку. Кладешь руки на стену - она затекает в рукава, бежит по телу, по ногам. Короче вваливаемся мы с Женей в платформу, а там - картина маслом. Платформа висела под небольшим карнизом (о,5 м), но он ее закрывал от потоков воды только наполовину. Соответственно в платформе с потолка течет ничуть не меньше чем на улице. Толик с Генычем сидят на рюкзаках, потому что на полу столько же воды сколько в Каспийском море. Они тоже мокрые, но не так как мы, поскольку нам-то вода затекла под куртки, а на них только сверху льется. Нас с Женей просто трясет - очень холодно, теплых сухих вещей нет, поскольку все вещи на нас.

Спасработы

Проткнули в полу дырку - чтоб вода вытекала, а сами накрылись спальником. На него сверху вода ручьем льется, он мокрый как губка, но вода хотя бы не бежит уже по тебе, а просто просачиватся через синтепон. Иногда, когда спальник становился совсем тяжелым, мы его отжимали. Приходилось прямо на себя, поскольку свободного места в платформе не было. Мне весной на Сабле казалось, что в ней вдвоем уже тесно. Сейчас нас было в ней четверо. Чувствуем, что если ночью будет "минус" (заморозок), то из нас четверых до утра никто не доживет, а первыми "скопытимся" мы с Женей. Сидим с ним оба уже синие. Начались панические настроения - бросать все, вылазить наверх (до вершины по описанию оставалось четыре веревки) и там дуть по плато вниз, откуда должна будет подняться спасгруппа. Но на наше счастье дождь и снег под вечер почти прекратились и надобность в спасработах отпала. Мы свои ощущения вниз не передавали и все в лагере были уверены, что у крепких уральских парней все зашибись.

В верхней части стены

Утром (в 4 часа), как только стало чуть светло, мы отжали в последний раз спальник, вылили воду из платформы и начали работать наверх. На плато выпало очень много снега, как только появилось солнце он начал таять и по стене опять потекли потоки воды, которые сбивали с осыпных полок камни. Почему никого из нас не задело под этим обстрелом - до сих пор не пойму. В три часа дня выскочили наконец на плато. Опять погода портится - облака все закрывают, ничего не видно. А спускаться до лагеря при хорошей погоде не меньше шести часов. А до темноты осталось всего пять и мы не знаем и не видим, куда идти - плато-то огромное, все в тумане, а спуск неявный и очень "продолговатый". Шарились мы шарились по каким-то "кушарям" и выскочили наконец на "зеленку". Стало легче - хоть не на снегу будем спать. До темноты меньше часа, а мы не имеем понятия, где мы - все еще в России, или уже в Азербайджане (как раз по хребту проходит граница). Если бы не Андрей Бельков, который вышел нас встречать на перевал - до лагеря мы бы точно в этот день не дошли. То, как мы искали друг друга по связи - отдельная история:

- Андрей, ты видишь эти три "огурца" и осыпь?

- Да.

- Ты стоишь под ними?

- Да.

- Так мы тоже под ними стоим!!! Почему мы тебя-то не видим?

- Видимо, вы в каком-то другом ущелье.

- !!?

Облака

То что мы тогда встретились - фантастика. И то что Андрей довел нас по ночи до лагеря - тоже фантастика. Но вот то, что было в лагере - описать тяжело. Выскакиваем мы с Женькой на поляну, а там - стоит человек 100 народу, все молчат, светят тебе в лицо фонариками, на земле горят газовые лампы, кто-то зажег фальшвееер. И Толик говорит как во сне: "Команда Свердловской области совершила восхождение по маршруту 6А категории трудности. Все нормально". И по всему ущелью гремит: "ВОСХОДИТЕЛЯМ НАШ ФИЗКУЛЬТ ПРИВЕТ-ПРИВЕТ-ПРИВЕТ". И вся толпа бросается пожимать тебе руку, хлопать по плечу, помогают снять рюкзак, улыбаются, что-то говорят, куда-то тащат выпить... А тебе хочется одного - упасть где-нибудь и спать, спать, спать. Но упали мы в ту ночь уже под утро... И не от усталости :).



Мы уже считали себя чемпионами, нам надо было просто пролезть следующий маршрут... просто пролезть. Следующий маршрут... на котором не стало Гены Блинова. Светлая память.

Читайте также
Скачайте
презентацию