17.02.2016

Маунт Кук (3 724 м) – высочайшая вершина Новозеландских Альп с очень фотогеничным профилем, который зачастую используется голливудскими съемочными группами в качестве «дублера» К2 (см. «Вертикальный Предел»). Самый простой маршрут на вершину имеет категорию сложности 4А-4Б, кроме того на гору есть несколько маршрутов пятой категории сложности. Все маршруты на Маунт Кук – комбинированные, что означает работу как на снежно-ледовом, так и на скальном рельефе. Как правило, до стартовой точки большинства маршрутов (приют «Плато Хат») восходители добираются на вертолете – полет занимает 20-25 минут, его организация не составляет никакого труда, поскольку в окрестностях горы работает несколько вертолетных компаний. Welcome AboardДобраться до приюта можно и пешком, но это двухдневный переход по очень непростому рельефу и неявной тропе – я лично знаю ребят, которые свернули экспедицию только по той причине, что не смогли пешком добраться до  стартовой точки. Дело в том, что за последние 20 лет ледники в Новой Зеландии настолько сильно растаяли, что большинство троп, которые были проложены по моренам, попросту испарились. Теперь некоторые приюты не видны с тропы и зачастую, чтобы добраться до них, нужно преодолеть 200-300 метров крутого сыпучего склона. Помимо непростого рельефа, восхождение на Маунт Кук очень часто прерывается в связи с резко меняющейся погодой. Как говорят сотрудники национального парка – из трех прогнозов погоды в лучшем случае сбывается только один. Хребет находится всего лишь в 20 км от побережья и неудивительно, что цепляет на себя все шторма, которые приходят со стороны Тихого Океана. Сезон восхождений здесь официально открывается в конце ноября и заканчивается в конце февраля, но на самом деле пик восхождений приходится на декабрь. Январь считается здесь не самым благоприятным временем для восхождений, хотя это и самый разгар лета. Связано это с тем, что классический маршрут проходит по сильно разорванному леднику, который в январе зачастую становится практически непроходимым – все снежные мосты тают, а практики использования алюминиевых лестниц здесь нет. Некоторые группы пытаются использовать для восхождения последние две недели февраля, когда трещины закрываются снегопадами, но такие попытки предпринимаются далеко не каждый год.
Начнем с того, что подняться на Маунт Кук я пытаюсь с 2004-го года – именно тогда я впервые оказался у его подножья в команде, в состав которой входили такие звезды мирового альпинизма как Евгений Виноградский, Александр Абрамов и Борис Седусов. Дело было в начале ноября, официально сезон восхождений на Маунт Кук открывался только через месяц, поэтому неудивительно, что те дни, которые были отведены для восхождения, мы провели поблизости с вертолетной площадкой в ожидании погодного окна. Чуда не случилось – неделю нас поливали дожди, гора была закрыта плотной облачностью и максимум, что мы смогли тогда сделать, так это сходить несколько хайкинговых маршрутов в её окрестностях. За последние несколько лет у меня было еще два-три шанса организовать экспедицию на Маунт Кук, но каждый раз что-то не складывалось. В прошлом году ко мне обратились мои хорошие друзья из Казахстана с просьбой помочь им организовать эту экспедицию – состав команды был очень сильный, все участники имели за плечами опыт восхождения на Эверест и Мак-Кинли, так что мы решили запланировать экспедицию на удобный во всех отношениях январь, решив, что уж как-нибудь справимся с прохождением ледника.
16 января все трое участников экспедиции собрались в Крайсчерче, откуда мы на машинах выдвинулись в направлении деревни Маунт Кук. Штурм горы мы планировали начать с ходу, не тратя время на предварительную акклиматизацию. В 99% случаев восхождение на гору по классическому маршруту совершается за один день – как правило, группы стартуют из приюта «Плато Хат» в 2 часа ночи, по холоду преодолевают ту часть маршрута, которая проходит по леднику, и с рассветом оказываются у скальной части маршрута, которая выводит на вершинный гребень. На эту часть маршрута тратится еще порядка 6-8 часов, и к вечеру группы спускаются обратно в приют, затрачивая таким образом на восхождение порядка 20 ходовых часов. Но на самом деле, эти временные рамки применимы только к тем группам, которые выходят налегке в сопровождении местных гидов, знающими все нюансы маршрута. Мы были на горе впервые, поэтому было мало надежды на то, что мы уложимся в заданный гидами «норматив». В связи с этим мы изначально планировали идти маршрут с ночевкой, что определяло стартовый вес наших рюкзаков где-то в районе 20 кг у каждого.
За три дня до прибытия в Новую Зеландию, я на ежедневной основе начал запрашивать у вертолетчиков прогноз погоды на планируемую дату вылета, каждый раз получая от них осторожный ответ, что «шансы достаточно высоки». Зная о превратностях погоды, мы изначально заложили в сроки экспедиции некоторый запас по времени, планируя в случае непогоды сделать несколько акклиматизационных выходов в окрестностях горы. В итоге же получилось так, что мы провели 3 дня неподалеку от аэропорта, сидя на рюкзаках в постоянном ожидании вылета. Внизу светило солнце, а Маунт Кук был закрыт плотной облачностью, которая то чуть поднималась, то чуть опускалась, но никак не позволяла вертолетчикам безопасно сделать посадку на ледник возле приюта.Weather WindowНаконец, под вечер третьего дня напряженного ожидания, метеорологи дали нам добро на вылет, мы в спешке загрузили наши рюкзаки в вертолет, и через полчаса уже кипятили чайник на просторной кухне приюта «Плато Хат».Panorama View From Plateau HutХижина оборудована газовыми плитами, двумя туалетами, солнечными батареями, кухонной посудой, радиостанцией и располагает несколькими комнатами, в которых легко может разместиться до 30 человек. Бронировать хижину заранее нельзя и заполняется она по правилу «кто первый – того и тапки». Все необходимые формы для посещения национального парка можно заполнить как у вертолетной компании перед вылетом, так и заранее в информационном центре деревни Маунт Кук. Хижину мы оплачивали там же уже по факту после окончания экспедиции. Рядом с хижиной есть 5-6 мест для установки палаток, которые предназначены как для желающих сэкономить, так и для тех кому не хватило мест внутри хижины. Мы были на горе единственной группой, поэтому оккупировали всю хижину целиком, выбрав себе самую уютную комнату. Облачность не давала нам сориентироваться на местности – мы видели только нижнюю часть ледника и некое подобие тропы, которая начиналась от хижины и уходила в направлении то ли Маунт Кук, то ли Маунт Тасман, то ли Маунт Диксон. Snow FieldПеред заходом солнца мы немного прогулялись по леднику, но так и не поняли в каком направлении находится вершина. К счастью, прогноз погоды на следующие несколько дней был хороший, поэтому мы улеглись спать запланировав выход на раннее утро. В семь утра мы уже начали свое движение по леднику, планируя к обеду добраться до места предполагаемой ночевки. RainbowЛедник действительно был сильно разорван, местами на нем угадывалась тропа, но зачастую она обрывалась у края очередной трещины с обрушенным снежным мостом. В условиях плохой видимости наше восхождение могло бы превратиться в блуждание по ледниковому лабиринту, но к нашему счастью на небе не было ни облачка, ледник хорошо просматривался вдоль и поперек, так что на нахождение пути у нас не уходило много времени. MazeМы всего лишь два или три раза оказывались в ситуации, когда мне приходилось снимать рюкзак и уходить «за горизонт» на всю веревку в поисках прохода между трещинами. На всякий случай у меня был при себе GPS, который исправно записывал наш зигзагообразный маршрут. Где-то к обеду мы уже выбрались на верхнюю часть ледника, откуда открывался вид на скальную часть маршрута, как неожиданно нам встретилось действительно проблемное место. Огромная трещина пересекала ледник по всей его ширине, старая тропа обрывалась у края 10-ти метровой пропасти, где раньше по-видимому был снежный мост. Справа ледник упирался в скальный выход и идти туда нам совершенно не хотелось, так как там везде нависали многотонные ледяные глыбы, а слева он обрывался огромным ледопадом, куда нам хотелось соваться еще меньше. Но шансы найти там безопасный проход были выше, поэтому мы пошли вдоль края трещины налево и не прогадали. Snow BridgeПримерно через 500 метров мы наткнулись на огромный ледовый откол, который навалился на противоположный край трещины и образовал собой очень узкий мост, преодоление которого было вполне реально. Я без рюкзака аккуратно прошел по нему, закрепил веревку на противоположной стороне, и мы все по очереди один за другим перебрались через трещину. Где-то через час мы уже вышли на более узкую и пологую часть ледника, где можно было безопасно разбить лагерь. По сути, это единственное место на маршруте, где нет риска что на тебя сойдет снежная лавина или обрушится ледовый обвал.High CampПлощадка находится в снежной мульде, хорошо защищенной от ветра скалами, и может спокойно разместить две-три палатки. Перед установкой палатки мы проверили всю площадку лавинным шомполом, убедившись, что под нами нет ни одной трещины. По-быстрому установив лагерь и перекусив, мы решили налегке подняться к скальной части маршрута, чтобы протоптать следы, по которым нам предстояло идти следующей ночью. На подходе к скалам находится одно из самых неприятных мест маршрута, поскольку над ним нависает ледопад, имеющий название «Пороховая Бочка». Группы стараются проходить это место максимально быстро и глубокой ночью, пока ледопад «спит». Мы протоптали следы вверх настолько, насколько это было безопасно, и под вечер спустились в палатку на отдых.Gun BarrelВыходить на штурм мы планировали в четыре часа утра, предварительно я запросил данные по прогнозу погоды, который обещал отличный день с точки зрения видимости и ветра. Проснувшись в три часа ночи, мы услышали неприятный шелест снега по поверхности палатки – я вылез наружу, над нами висела плотная облачность, которая потихоньку засыпала снегом наши следы. Тем не менее, все выглядело не так уж и плохо, прогноз погоды, полученный всего лишь шесть часов назад, грел нашу уверенность, и мы вышли на маршрут в четыре утра, как и планировали. По мере набора высоты снег все усиливался и усиливался, но до поры до времени это не создавало нам проблем – наши следы без труда угадывались, рельеф был несложным и к шести утра мы добрались до скал и до траверса, который выводил нас на вершинный гребень. Мы продолжали работать одновременно, траверсируя снежный склон по самому его краю, где он соединялся со скалами – это давало нам возможность всегда сохранять на веревке две-три точки страховки, иногда используя снежные колья, но зачастую – френды и стоппера, которые я закладывал в скальные трещины. Склон мы траверсировали на передних зубьях с двумя ледовыми инструментами в руках. Поначалу мы работали на полную веревку, но постепенно сократили дистанцию между каждым участником до 15-20 метров, поскольку усиливающийся ветер попросту «сдувал» наши команды, а визуальный контакт ограничивался 5-6 метрами. К семи утра стало уже совсем светло, но лучше нам от этого не стало – даже наоборот. С восходом солнца температура поднялась и держалась где-то в районе нуля градусов, поэтому падающий на нас снег сначала таял, а потом смерзался в ледяной панцирь. К восьми утра мы закончили работать на траверсе и вылезли на вершинный гребень, откуда до вершины оставалось где-то 350 метров по высоте. Далее нам предстояло работать на скальном рельефе, который в целом был не сложный, но на спуске в условиях непогоды мог превратиться в ловушку, в которой мы могли застрять на неопределенное время. Несмотря на то, что вся одежда у нас была их гортекса, мы были насквозь мокрые – в ботинках и перчатках хлюпала вода, рюкзаки были покрыты сантиметровым слоем льда, и веревка обмерзла и стала толщиной с корабельный канат. С собой у нас была пара сухих веревок, но судя по всем признакам погода не собиралась улучшаться – снег валил с неба так, что последний в связке уже не видел следов партнеров, а каждая остановка была чревата переохлаждением. Point of No ReturnВ итоге я принял решение разворачиваться, поскольку ситуация стала выглядеть как выходящей из под контроля. Спуск вниз до палатки занял у нас не меньше времени, чем подъем наверх – те трещины, куда я ночью закладывал стоппера, уже были залиты льдом, снежная крупа секла лицо, мы несколько раз сбивались с тропы и мне приходилось раскапывать перед собой снег, чтобы найти наши следы. Тем не менее, к полудню мы благополучно спустились к заваленной снегом палатке. Мы приняли решение продолжать спуск, поскольку не понимали, на сколько дней пришла непогода, да и шансов высушить наши вещи сидя в мокрой палатке особо не было. Раскидав по рюкзакам бивачное снаряжение и попив горячего чаю, мы продолжили спуск вниз по еле заметным следам, которые неожиданно оборвались у края огромной трещины. Только вчера мы пересекли ее по огромному ледовому отколу, и вот за ночь этот откол обрушился, лишив нас возможности перебраться на противоположную сторону. Linda Glacier Upper PartСитуация стала выходить из под контроля – бродить в поисках прохода по разорванному леднику в условиях нулевой видимости нам абсолютно не хотелось, стоять не месте мы тоже не могли, так как сразу начинали замерзать. К счастью, именно в этот момент, облачность на пару минут приподнялась на несколько метров, и я успел заметить, что где-то в пятистах метрах от нас трещина упирается в скальный выход, где между ледовыми блоками угадывался проход на нижнюю часть ледника. В более благоприятных условиях я бы ни за что не сунулся в этот ледопад, но другого способа перебраться через трещину у нас не было. В итоге мы стали фактически на ощупь двигаться вдоль трещины, высматривая место, где можно было бы спуститься дюльфером с ее более высокого края и маятником качнуться на противоположную сторону. В итоге мы нашли такое место, которое оказалось единственным, где можно было провернуть такой фокус. Спускаясь дюльфером на другой край трещины, мы даже старались не дышать, чтобы не потревожить висящие над нами многотонные сераки. В итоге ценой оставленного снежного кола и петли, мы спустились на нижнюю часть ледника, но легче нам от этого не стало. Видимости по-прежнему не было, и более того – теперь у нас не было под ногами тропы, так что маршрут приходилось прокладывать заново, вслепую блуждая между огромными трещинами и хлипкими мостами. В какой-то момент мы уже просто остановились, не понимая в каком направлении нам следует двигаться. Местность была абсолютно незнакомой, кончики пальцев на руках уже начали терять чувствительность, а вода в ботинках хлюпала все громче и громче. В этот момент я вспомнил, что у меня в рюкзаке есть GPS, который исправно записывал весь наш маршрут. Оказалось, что мы стояли всего лишь в 30-ти метрах от наших следов, которые были в том направлении, куда бы мы никогда не догадались пойти. Дальше уже было проще – двигаясь по следам, мы начали быстро сбрасывать высоту и в какой-то момент облачность уже оказалась выше нас. Внизу уже была видна хижина, время было порядка 5-ти часов вечера, и я даже достал спутниковый телефон и позвонил вертолетчикам в надежде, что они смогут нас забрать этим же вечером. К сожалению, нам сообщили, что вертолет уже делал сегодня две попытки приземлиться возле хижины, но порывистый ветер так и не дал ему это сделать. Утро следующего дня выглядело более спокойным с точки зрения ветра, так что мы смирились с мыслью провести еще одну ночь на горе в условиях относительного комфорта приюта. В итоге вертолет все же забрал нас на следующий день, но сама гора как была закрыта снежными облаками, так и оставалась, несмотря ни на какие прогнозы. Мы же в итоге отделались легким испугом и помороженными кончиками пальцев на руках.
Всем дочитавшим до конца – отдельный бонус в виде «советов бывалого»:
Старайтесь планировать сроки своей экспедиции на декабрь месяц;
1. Обязательно пользуйтесь услугами местных гидов;
2. Если вы решили идти самостоятельно в составе спортивной группы, то выбирайте вариант с ночевкой в середине маршрута;
3. Не верьте прогнозу погоды, всегда будьте готовы к тому, что через 6 часов он поменяется на противоположный;
4. Имейте при себе горнолыжные маски – они здорово помогают в условиях сильного ветра и снежной крупы;
5. Ну и последнее – берегите себя, не ставьте цену вершины превыше своего здоровья.